January 27th, 2016

(no subject)

Я понимаю, когда по работе генпланист звонит в восемь вечера. В девять. Но вчера был рекорд - 23:11. Чума, граждане. И все это - в приказном тоне. То есть, мало того, что за декабрь заплатили меньше половины, и что-то не видно перспектив. Так еще и это. И без выходных. И частично без праздников.
Наверное, Б. прав, и что-то я не так делаю с работой.
Хотя вот ангелочек-Ирочка, бывшая коллега, искала тут работу два месяца, и теперь собирается податься в помощники менеджера. Ладно, она молода и прелестна, мне-то вряд ли удастся сделать такой финт ушами в мои 33.
А пока я нервно чешусь, извините, а Б. мрачнеет лицом, потому что я не приношу в дом денег.
Я уже и денежное дерево завела.
Сижу теперь и думаю - как бы денег накамлать.

А в студенчестве я...

...мечтала пойти в режиссеры. И даже хотела бросить родимый институт, но в моем родном городе Н. на режиссеров почему-то не учили.
Но вот после последних трех суток, когда я:
- за трое суток единожды вырвалась на улицу, и то потому, что закоротил пилот;
- привыкла брать телефоны с собой и в ванную, и в туалет;
- из-за рабочего стола в конце рабочего дня перемещалась прямо в кровать, потому как спать пора, уснул бычок.
Так вот, после этого я поняла, что ну не смогла бы я быть режиссером. И личным помощником тоже не смогла бы. Потому что если меня колотит, как хомяка под током, после каких-то паршивых трех суток такого режима, то что было бы, если каждый рабочий день был такой, а? Я бы скопытилась, не иначе.